Нелегкий шлях до вершин науки

Нелегкий шлях до вершин науки

27 травня 2011 р. виповнюється 145 років від дня народження нашого земляка з Царичанки, академіка Костянтина Григоровича Воблого. У додатку до збірника документів і матеріалів «Історія Академіі Наук України. 1918–1923» про нього подані такі відомості: «Воблий Костянтин Григорович (27.05.1876–12.09.1947) – економіст, статистик, економгеограф, академік (з 17.05.1919) та керівник кафедри економії торгу і промисловості соціально-економічного відділу УАН, член правління Академії від Третього відділу з 14.06.1919, Постійної комісії для виучування природних багатств України при фізично-математичному відділі, директор інституту для виучування економічної кон’юнктури та народного господарства України, голова президії Товариства економістів (з 1923 р.)». Пізніше 4-томна «Економічна енциклопедія» московського видання (М., 1972, т. 1, с. 252) додає, що він був віце-президентом АН УРСР у 1928–1933 рр., заслуженим діячем науки УРСР. В наведених біографічних даних читаємо: «Закінчив Київську духовну академію (1900), Варшавський університет (1904). Викладав у Київському держуніверситеті і Київському комерційному інституті. Член Держплану УРСР (1945). У 1943–1947 директор інституту економіки УРСР. Автор досліджень з проблем економіко-географічного розвитку промисловості Польщі та України, а також міграції населення, внутрішньої і зовнішньої торгівлі, економіки, страхування, організації праці наукового працівника, підручників зі статистики та економічної географії…».

Пропонуємо читачеві витяги з його «Автобіографії», написаної ним незадовго до смерті, рукопис якої зберігається у його фонді Інституту Рукопису Національної Бібліотеки України ім. В.І. Вернадського НАН України (повний текст є у автора даної замітки – Г.Ш.). Рукопис обсягом 17 сторінок написано російською мовою. Публікуємо витяги з нього мовою оригіналу, аби не втратити тонкі нюанси образності авторських характеристик у зображенні свого життя і почуття природи.


«Автобиография»

Академик К.Г. Воблый.

Родился в семье священника 15 мая (за старым стилем – Г.Ш.) 1876 г. На Полтавщине (м. Царичанка, Кобеляцкого уезда). На первом году жизни потерял отца. Мать осталась вдовой с пятью малолетними детьми, должна была взяться за работу. Она имела только домашнее образование, поэтому могла выполнять такие скромные занятия, как хозяйка, экономка у полупанков (мелкопоместное дворянство), доярка и т. п. Небольшую помощь сиротам оказывали братья отца – земские врачи (два моих дяди) и родственники матери.

Первоначальную грамоту получил в народной школе, где обучался с детьми крестьян и мелких мещан.

В детстве полюбил реку – Орель, проводил дни на ее берегах, покрытых небольшими перелесками между Царичанкой и Китайгородом. На реке, в купанье, катании на лодке, ловле рыбы проводил летние дни с крестьянскими ребятами. Здесь были заложены любовь к природе, понимание красоты, прелести украинского ландшафта, умение наблюдать явления природы, любовь к миру пернатых, животных. С ранней весны до поздней осени бегал босиком (обувь была слишком дорогой).

В детстве обнаружил склонность к чтению. Родственники шутя говорили, «у него на лбу написано: профессор».

На девятом году жизни мать отвезла меня в Полтаву, в бурсу, где уже учился мой старший брат (на два года старший). В мое время бурса уже не напоминала бурсу Помяловского, все же издевок, пинков, побоев скромные, тихие ученики, в том числе и я, терпели немало. Большое зло составляли второгодники (верзилы), которые, пользуясь физической силой, всячески эксплуатировали и издевались над малышами. Я был скромным, тихим мальчиком, который запоем читал без разбора произведения художественной литературы (Вальтера Скотта, Печерского, Тургенева, Толстого и т. д.). Обладая большими способностями, прекрасной памятью, легко справлялся с уроками. Любил особенно географию и математику. Самостоятельно по атласу изучил притоки (малоизвестные) крупных рек, решил подряд задачи из попадавшегося под руку задачника. На уроках обычно читал, держа книгу под партой, с таким увлечением, что забывал все окружающее. Как-то на уроке географии возник трудный вопрос, никто из учеников не смог его решить. Учитель вызвал меня, толчок в бок соседа, встаю с недоуменными глазами, не зная, о чем шла речь. Спрашиваю, о чем был вопрос, так как я, мол, не слыхал его. Учитель на это заметил: «Неужели ты хочешь стать на селе попом?»

В школьном возрасте я стал помогать своим товарищам решать задачи, составлять пересказы, за это получал кусок булки, колбасы, иногда несколько копеек. Кормежка, особенно в пост, а таковых было много, была явно недостаточная. Часто ученики заболевали куриной слепотой.

В семинарии (Полтавской же) положение улучшилось, так как здесь уже не физическая сила, а ум стал пользоваться уважением. Я выдвинулся на место первого ученика, ко мне обращались товарищи за помощью разъяснить некоторые места, перевести и т. п. Стал пользоваться влиянием среди своих товарищей. Вокруг меня образовалась группа товарищей, которые мечтали о поступлении в высшую светскую школу. В средних классах семинарии основательно работал над своим самообразованием (изучение иностранных языков – Г.Ш.) – сначала французского, потом – немецкого, читал солидные работы по психологии, философии (Гердниг, Виндельбанд, Куна, Фишер), по социологии (Бохс, Спенсер, Дрекер, Лавров, Чернышевский, Писарев, Добролюбов и др.) В эти же годы стал планировать свои занятия. Поводом к тому послужило мне слабое здоровье, болезни моих братьев, умерших в юном возрасте. Любил много читать; для того, чтобы не подорвать этим чтением здоровье, делал перерывы после 3–4 часов занятий, занимался спортом (коньки, лодка, позже велосипед, теннис, лыжи и др.) Обычно распределял занятия по часам дня: в такой-то час изучаю иностранный язык, в другой час читаю философскую литературу, в третий час – пишу и т. д. Выработал привычку строго и неуклонно выполнять план.

План намечал на полугодие. Обладая голосом, пел в хоре. Это развило музыкальность.

По окончании семинарии весной 1896 г. первым учеником был командирован в Киевскую Духовную академию, куда и поступил в 1896 г.

Поездка в Киев по Днепру случайно с одной украинской труппой, пение вместе с артистами перед могилой Шевченко в Каневе «Заповіта», чарующие красоты Днепра – все это оставило во мне неизгладимое впечатление. Киев с его красивыми, широкими и шумными улицами, с нарядной, веселой толпой очаровал меня. Две недели тянулись вступительные экзамены; в перерыве между ними любил бродить по Киеву, изучать его достопримечательности, исторические памятники. Особенно нравился купеческий сад, любил сидеть там, слушать музыку или любоваться синеющими далями за Днепром.

В Академии продолжал активно работать над самообразованием, перешел к изучению английского и итальянского языков, 1896 г. для меня достопримечателен, в этом году в Полтавских губернских ведомостях была помещена моя первая статья о вишневодстве в районе местечка Царичанки. В Академии я подрабатывал переводами, статьями, заметками. Первоначально писал по вопросам философии, педагогики (Кант о воспитании, Фихте и др.)

Официальная, схоластическая наука, преподавались в Академии, ее жрецы не удовлетворяли меня. Все свои силы я отдавал на штудирование философской истории и (неразб. сл. – Г.Ш.) политической экономии. Пользовался программами для домашнего чтения, издававшимися тогда в Москве. Образовался небольшой кружок (из трех товарищей), прозванный «заблуждающимися философами». Решил окончательно порвать с духовной школой и стал готовиться к поступлению в университет. Определил свою специальность – экологические науки.

В академии жизнь вел строго размеренную, много работал, с правильным чередованием отдыха. Вечерами в один и тот же час выходил в темноватый двор Братского монастыря на Подоле и совершал часовую прогулку по липовой аллее…

В свободные дни – праздники, святки – любил бывать в Обрескова, посещал семейство киевского профессора П.И. Морозова, где устраивались музыкантские вечера (квартеты, трио). Это знакомство с высококультурной семьею, где широко пользовались немецким и английским языками (жена профессора – немка), оказало благотворное влияние на мое воспитание. Через профессора Морозова я познакомился с семьей профессора Челпакова, где собирались философы (Тестов, Бердяев и др.)…

…В 1900 г. по окончанию академии, обратился к министру народного просвещения Боголепову с ходатайством о разрешении поступить в Киевский университет на юридический факультет. Министр отклонил это ходатайство. Оставалось идти в те университеты (Дерпт, Томск), куда разрешалось поступать семинаристам. Избрал Дерпт (тогда Юрьев), куда и был принят на юридический факультет после сдачи вступительных экзаменов. За одну большую статью получил 250 р. Это дало мне возможность поехать в Дерпт, внести плату за право учения (100 р.), переменить пуговицы на пальто тужурки и на остаток жить.

Первый год пребывания в университете был для меня труден; уроков, переводов не мог найти. Жил впроголодь, на обед расходовал 8 коп., фунт хлеба (3 к.) распределял на два дня. Жил в каморке на чердаке; страдал от холода (замерзали чернила), обогревался, сидя по вечерам с керосиновой лампой. Ложась в постель, голову заворачивал в полотенце, ноги – в тужурку.

Из профессоров, читавших на первом курсе, следует отметить двух крупных ученых – Дьяконова – по истории русского права и Пассека – римское право.

Не имея возможности найти какие-либо заработки в Дерпте, стал добиваться перевода в какой-либо крупный университетский город. Получил разрешение на перевод в Варшавский университет, куда я в августе 1901 г. и приехал с 25 рублями в кармане.

Скоро нашел урок, затем начал писать в газетах, журналах заметки, статьи, рецензии (журнал Министерство Народного просвещения, Народное хозяйство, Вестник финансов, Вестник Европы, Вестник права и др.) В университете стал усиленно систематически штудировать труды классиков экономистов в подлинниках, проводил весь день в богатой университетской библиотеке, лекции посещал немногие…

Так наші талановиті земляки прокладали  собі шлях до вершин науки. Талант, праця, сила волі…

Ганна Швидько


Бібліографія

 Костянтин Григорович Воблий / Вступ. стаття Д.Ф. Вірника, І.А. Кугукала – К.: Наук. думка, 1968.– 77 с.


Полонська-Василенко Н.Д.  Українська Академія Наук: нарис історії.– К.: Наук. думка, 1993.– С. 75.

* * *

Воблий Костянтин Григорович // УРЕС.– 2-ге вид.– К., 1986.– Т. 1.– С. 321.


Шевченко М. В.    Академік К.Г. Воблий як краєзнавець та дослідник природних багатств Придніпров'я / М. В. Шевченко // Історія і культура Придніпров'я: невідомі та маловідомі сторінки : науковий щорічник / Нац. гірн. ун-т. - Дніпропетровськ : НГУ, 2012. - Вип. 9. - С. 189-193.


Шевченко М.В.     Життя та діяльність академіка К. Г. Воблого (історіографія питання) / М. В. Шевченко // Гуманітарний журнал . - 2013. - № 3. - С. 109-115.

Шевченко М.    Фундатор економічної та соціальної географії України К.Г.Воблий / М. Шевченко // Бористен/Борисфен .- 2011. - № 2. - С. 16-18.

Швидько Г.К. Орільський талант // Моє Придніпров’я. Календар пам’ятних дат Дніпропетровської області на 2002 рік: бібліограф. покажчик / упоряд. І. Голуб.– Дніпропетровськ: ДОУНБ, 2001.– С. 122–126.


 28.04.2021
 (0 переглядів)