95 років від дня народження скульптора-монументаліста  Вадима Абрамовича Сидура

95 років від дня народження скульптора-монументаліста Вадима Абрамовича Сидура

Вадим Сидур родился в Днепропетровске в 1924 году. Девятиклассником он рвется на фронт, до этого успев поработать в Кубанском колхозе и токарем на одном из заводов в Душанбе. Наконец, в 1942 году, становится курсантом Первого пулеметного туркестанского училища. Получив звание младшего лейтенанта, Сидур воевал на 3-м Украинском фронте. «Когда, – писал он позднее, – я дошел до своего родного города и своей улицы, то уже от угла увидел, что от дома, где я родился и вырос, не осталось ничего. Только печная труба торчала, как новаторский памятник моему детству... Потом я был убит на войне. Но произошло чудо воскрешения, и я остался жить».
Под Кривым Рогом Сидур был ранен. Пуля немецкого снайпера попала чуть ниже левого глаза и виска, раздробила и выбила все изо рта, почти отсекла корень языка и разорвалась в углу нижней челюсти, образовав большую дыру... Лейтенант остался умирать на поле боя под селом Лативка. И умер бы, если бы 18-летняя сельская девушка Саша Крюкова и ее мама не перетащили его и других раненых в свою хату и не выходили их там. Захлебываясь кровью, Сидур даже стонать не мог – только мычал... Когда Саша вымыла и перевязала его, он жестами попросил бумагу и карандаш и написал свое имя и фамилию.
Промывая раненому загноившийся рот и горло, Саша кормила его молоком и давала отвар лечебных трав... из пипетки. А через две недели, завернув Вадима в свой кожух, отправила его на подводе с санитарами в госпиталь. Кстати, в годы оккупации Саша Крюкова и ее мать спасли и нескольких обреченных евреев, за что получили звание Праведников мира.
Довольно долго Сидур пребывал между жизнью и смертью в многочисленных госпиталях для «челюстных». Последнюю операцию ему сделали в ЦИТО, где изготавливали искусственные лица тем, кто в прямом смысле потерял свое лицо на войне. В 19 лет Вадим стал инвалидом II группы, кавалером орденов Отечественной войны 1-й и 2-й степени, а также нескольких боевых медалей.
Рисовал и лепил Сидур с детства, но мечтал стать врачом. Год проучившись в Душанбинском мединституте, он понял, что к страданиям людей не сможет привыкнуть никогда: в его памяти жили те, с кем свела его судьба в госпиталях, чьи муки, казалось, были непереносимы. Так на свет появилась скульптура «Раненый»; в голове из комка бинтов обнажена только щель рта...
В 21 год Сидур уезжает в Москву, переносит там очередную тяжелую операцию и поступает в Строгановское художественное училище. Спал он на стопах в аудиториях: общежитие было переполнено. Наконец, «счастье» улыбнулось юноше: в комнате общежития, где жили восемь человек и семья с ребенком, где до потолка можно было достать рукой, не поднимаясь с кровати, – освободилась койка! В ней будущий великий ваятель прожил целых 12 лет!
Когда в 1957 году Сидура приняли в Союз художников, он получил мастерскую. Здесь, в подвале жилого дома на Комсомольском проспекте столицы, он проработал 30 лет. Здесь восхищались его работами В. Шукшин и Ю. Трифонов, Г. Белль,А. Твардовский, Б. Окуджава, Т. Гуэрра, Ф. Искандер, М. Рощин, академики И. Тамм, Е. Велихов, В. Гинзбург, Д. Бардин (дважды лауреат Нобелевской премии), режиссеры Э. Климов, М. Форман и многие другие выдающиеся люди мира.
Наверное, иначе и не могло быть, ибо Вадим Сидур, стараясь выразить свои чувства наиболее сильно, обнажал душу. «Лично для меня, – писал художник, – формальное новаторство никогда не было главной целью. Но я всегда старался говорить на языке своего времени».
Был Сидур сказочно богат духовно, бескорыстен и щедр. Десять антивоенных монументов – «Памятник погибшим от насилия», «Памятник погибшим от бомб», «Треблинку» и др. – подарил он жителям Европы и Америки. Бесплатно он готов был отдать свои гениальные творения любому отечественному музею. Но – не брали! За 30 лет у него не было ни одной выставки, издательства отказывали ему даже в оформительских работах. А когда Сидур сделал иллюстрации к сборнику стихов Юнны Мориц, поэтессе заявили: «Сидур у нас не пройдет! Ищите другого художника, или ваша книга выйдет без иллюстраций». И книга вышла без иллюстраций...
«Чуждый взгляд», «чуждый язык», «чуждый мир», «чуждый Сидур» – заявляла официальная критика. Но Мастер, уже перенесший два инфаркта, продолжал самоотверженно, самозабвенно творить в своем сыром подвале. Однажды, когда вода из трубы заливала скульптуры, пришел сантехник. Ликвидировав течь, этот простой человек снял шапку перед скульптором и его творениями. Чувства всех, кто так или иначе соприкасался с творчеством Вадима Абрамовича, точнее других выразил, наверное, Беккет: «Потрясающая скульптура, мощное и волнующее произведение, немота гнева и сострадания...»
Мог ли быть счастлив человек, оказавшийся на перекрестке яростных столкновений восторга и признания, с одной стороны, и полного непонимания - с другой? Сидур не только мог, – он был счастлив! После воскрешения в Лативке судьба послала ему еще одно чудо, – всепоглощающую, единственную любовь. Жена Юля была его главным подмастерьем, пильщиком и шлифовщиком, главным другом и самой надежной опорой. Когда у Вадима Абрамовича нестерпимо болело сердце и он не мог рисовать или лепить, – сочинялась книга стихов «Самая счастливая осень»:
Мы оба ходим по воду К голубенькому колодцу. Юля крутит ворот, – я стою рядом. Юля тащит ведро, – я иду рядом. Морально ей помогаю...
Это Юля отыскала спасительницу мужа Сашу Крюкову, переписывалась с ней и помогала в нелегкой колхозной жизни.
А когда 26 июня 1986 года Вадим Сидур скончался от третьего инфаркта, именно Юля завершила все его неоконченные работы. 19 мая 1987 года в Комитете защиты мира в Москве открылась выставка скульптурных произведений Мастера. Среди 24 работ была знаменитая «Голова Эйнштейна», «Инвалид», «Формула скорби», «Пулеметчик», «Семья» и неповторимый шедевр ваяния - «Взывающий»: из обезглавленной стройной плоти рвется крик немого отчаяния, мольба о спасении, воззвание духа! Скульптуре предпосылались стихи ее творца, очень похожие на эпитафию самому себе:
Я раздавлен
Непомерной тяжестью
Ответственности,
Никем на меня не возложенной...

Гольдберг С. Вадим Сидур // Шалом, Хаверим!– 2001.– ноябрь.– № 11.

Бібліографія
Абрамова Т. Он вернется в свой город, знакомый до слез // Наше місто.– 2002.– 19 берез.
Булгарина Н. Искусство и память сильнее времени: [Открыта памят. доска, посвящ. скульптору В. Сидуру на здании СШ № 33 в Днепропетровске] // Шабат Шалом.– 2002.– № 4.
 Вадим Сидур // Зоря . - 2009. - № 64(20.06). - С. 4
 Вадим Сидур // Моє Придніпров'я. Календар пам'ятних дат області : Бібліографічний покажчик. - 2009. - Вип. 1. - С. 124-126.
Вадим Сидур о себе и своем творчестве // Шабат Шалом.– 2001.– № 6.
Платонов В. Вадим Сидур: памятник современному состоянию // Зеркало недели.– 1997.– 29 марта.– С. 11.
Платонов В.  Вадим Сидур - скульптор-філософ // Експедиція XXI : Історико-культурологічна газета. Проект Інституту суспільних досліджень. - 2010. - № 11. - С. 8-9.
Свита, И.  Родом из Днепропетровска: [О скульптуре В.Сидуре] // Днепровская правда . - 2009. - № 25(26.06). - С. 11
Терентьева Н. "Бог воскресил меня, чтобы я создал скульптуру" // Вісті Придніпров'я.– 2004.– 29 лип.– С. 16.
Хургин А. Вадим Сидур // Шабат Шалом.– 2001.– № 6.


 

 28.05.2019
 (3 переглядів)